Rina_Venia
Единственная власть, которой ты можешь подчиняться, это власть разума. Шестое Правило Волшебника.
Тим Рот: «Мне безумно надоело актерствовать»

Сразу после затяжных майских праздников на российские экраны выходит фильм Фрэнсиса Форда Копполы «Молодость без молодости». В основе картины - роман румынского писателя и историка религий Мирча Элиаде. Главную роль - профессора лингвистики, обретшего новую молодость после того, как в него попала молния, и вынужденного бежать от нацистов, пытающихся использовать этот феномен для создания новой расы, - исполнил Тим Рот. Накануне российской премьеры с актером встретилась корреспондент Newsweek Нелли Холмс.

Тим, как вы думаете, почему Коппола выбрал на роль профессора Доминика именно вас?

Не знаю, не спрашивал, но я очень рад тому, что выбор пал на меня. Я знаю, что многие актеры дали бы на отсечение правую руку, чтобы сыграть эту роль. Это очень сложный и интересный персонаж. К тому моменту, когда мне позвонил Фрэнсис, мне безумно надоело актерствовать. Я думал, что это начало конца. И вдруг Коппола предложил сделать невозможное - сыграть Доминика. Я спросил его, как он собирается это все снимать, и он честно сказал, что не знает. Так что мы оба были в творческом поиске.

Коппола лично позвонил вам?

Это забавная история. Я тогда снимался в Риме. Кто-то оставил сообщение на моем мобильном телефоне и представился Фрэнсисом Копполой. Я подумал, что кто-то из друзей шутит - есть среди них любители, особенно один. Но все же перезвонил по оставленному номеру. Ответил женский голос. Женщина назвалась Элли - женой Копполы - и сказала, что Фрэнсис в душе. Тут я понял, что это точно шутка. Но через несколько минут перезвонил сам Коппола и сказал, что пошлет мне сценарий фильма. Мы поболтали немного о старых фильмах, обсудили некоторые аспекты актерского мастерства и договорились поддерживать отношения. Я знал, что Коппола пробует на эту роль других актеров - и был в панике. Когда меня видели мои дети - они убегали от меня, все в моем доме от меня прятались.

Читали ли вы книгу, на основе которой написан сценарий?

Да. Не на румынском, конечно. Книга больше о жизненном поиске героя, тогда как Фрэнсис акцентировал внимание на любовных отношениях Доминика.

В фильме вы играете лингвиста-полиглота. Тяжело давались многочисленные реплики на разных языках, которыми в совершенстве владеет ваш персонаж?

О, это был кошмар! Коппола пригласил мне на помощь носителей языка. Некоторые реплики я запоминал, другие записывал, и эти фонетические шпаргалки наклеивал, куда только можно - на компьютер, на камеру. Некоторые языки мне совсем не давались, например, необычайно красивый - мандаринский. Поэтому напротив меня сажали носителя языка, и я в камеру мимически ему подражал. Для одной из сцен носитель «мандарина» лег со мной в постель. Это были очень странные съемки, но типичные для Фрэнсиса.

Вы работали со многими выдающимися режиссерами мира, но Коппола сумел вас удивить? У него какой-то особый метод?

Например, когда я снимался у Роберта Олтмена в «Винсенте и Тео», по мере того, как я вживался в роль, импровизировал, Боб переписывал сценарий. У Фрэнсиса другой стиль - он любит полностью контролировать ситуацию на съемочной площадке. Работа с Копполой - это бесконечные репетиции перед съемками. Он репетировал даже с актерами, у которых в фильме не было ни одной реплики. Еще у Копполы на съемочной площадке удивительная камерная атмосфера. Да, конечно, есть массовые сцены, но чаще всего съемки носят характер частного разговора, и мне это очень нравится. В общем, трудно сравнивать методы работы разных режиссеров. Это как с живописью - каждый воспринимает картину по-своему.

Или с фотографией – говорят, на съемках вы всерьез ею увлеклись.

Все началось с того, что для роли я начал пристально наблюдать за стариками. Как они двигаются, как они поднимаются и опускаются по лестнице - у них же смещен центр тяжести: один неверный шаг - и всё. Чтобы лучше вжиться в образ, я стал все это фотографировать. А потом решил эти фотографии издать.

Вы же еще скульптурой увлекаетесь – это тоже помогает вам в работе?

Создание персонажа подобно созданию скульптуры… Я стараюсь играть своих персонажей в трех измерениях. Единственное - скульптура статична, если она, конечно, не кинетическая… Кажется, я несу какую-то бессмыслицу, нет? Если да - дайте мне об этом знать (смеется).

А как режиссер после «Зоны военных действий» вы что-то планируете?

Да, хочу снять два фильма. Первый - прямое продолжение «Зоны». Второй - адаптация «Короля Лира».

Сколько же у вас увлечений! Это все от того, что, как вы сказали в начале, «вам надоело актерствовать»? А как вы вообще стали актером?

Шутки ради! Я никогда не думал, что буду заниматься этим всю жизнь. Однажды я решил поучаствовать в школьной постановке. Очень хорошо помню, что, когда открылся занавес, я увидел в первом ряду самых страшных хулиганов школы. Я пересилил в себе страх и стал играть, что доставило мне преогромное удовольствие. И мне не хотелось, чтобы это ощущение прекращалось. Ну и любовь к кино, конечно. Я смотрел фильмы с участием Грегори Пека, Алека Гиннесса, Рональда Колмана. Я вырос на их фильмах. Я жил мыслью о том, что в воскресенье после обеда я, задрав ноги, буду смотреть фильмы, которые люблю. Сейчас я все реже провожу так время, потому что фильмы теряют элегантность и нежность.

Но вы даже в комиксе снялись – в «Невероятном Халке».

В этом фильме я снялся для своих ребят. Они считают, что это «классно», остальное все неважно. Для них я носился по съемочной площадке с игрушечным оружием, рычал, прыгал и кувыркался.

Трудно представить вас в такой роли

Мне самому трудно представить себя в этой роли. И моим детям тоже. У меня три сына. Старший живет в Лондоне. Он стал актером - без моего одобрения. Я со своей женой Никки и двумя младшими сыновьями живем в Лос-Анджелесе. 10-летний хорошо играет на гитаре, 12-летний увлекается анимацией.

А почему вы уехали из Англии?

Потому что там не было для меня работы.

Хотелось бы вам помолодеть, подобно вашему герою Доминику?

С годами начинаешь терять энергию. Где ее взять? Я вижу, как старею. Это видят все. Но меня волнует не это, а ощущение потери энергии. Поэтому мне странно было видеть, сколько энергии у Фрэнсиса. Я был в шоке!

Это правда, что в течение съемок фильма Коппола дал вам только один выходной?

Да. Я отключил телефон, пошел в бар, съел паприкаш - греховное наслаждение, сродни картошке-фри, - выпил пива, сел в уголок и стал читать стихи ирландских поэтов.

С tim-roth.ru

@музыка: Metallica

@темы: Tim Roth, Тим Рот, интересности